Mы можем спасти 100 тысяч жизней в год!


By admin - Posted on 22 April 2011

Глава Синодального информационного отдела Владимир Легойда заявил в конце марта о том, что Русская православная церковь, возможно, будет материально помогать нуждающимся беременным женщинам при условии, что они откажутся от аборта. 

По количеству абортов Россия продолжает удерживать одно из первых мест в мире: по данным Росстата, в 2009 на 1,762 миллиона родившихся в нашей стране пришлось 1,292 миллиона абортов.

Корреспондент РИА Новости Александра Конышева встретилась с человеком, который знает об этой проблеме не понаслышке — протоиерей Максим Обухов с 1993 года возглавляет медико-просветительский центр «Жизнь», до сих пор являющийся одним из немногих лидеров всероссийского движения против абортов. 

 

 

— Отец Максим, недавнее заявление Владимира Легойды о возможной материальной помощи женщинам, отказавшимся от аборта, со стороны Русской православной церкви вызвало широкий резонанс. Скажите, пожалуйста, учитывая Ваш многолетний опыт работы в кризисном центре, материальное стимулирование — это хороший способ сократить количество абортов?

— Такой структуры, взявшей бы на себя обязательства по содержанию отказавшихся от аборта женщин, нет, и вряд ли в ближайшее время появится. Идею с раздачей денег очень трудно реализовать.

Тут целый клубок вопросов, которые очень трудно решить и не только финансовых, но и организационных. Очень трудно контролировать распределение денег и на уровне их раздачи, и на уровне использования в конце, когда родители их могут просто обналичить, а потом бросить детей и исчезнуть.

Я бы не раздавал деньги, а убеждал законодателей учредить пособия, соответствующие минимальной продуктовой корзине. На мой взгляд, это примерно 3000 рублей на человека в месяц.

— У вас в центре функционирует телефон доверия. Как обычно позвонившие вам женщины объясняют желание прервать беременность?

— Личная неготовность к материнству, психологическая незрелость. Давление со стороны близких людей, в том числе, отца ребенка, родителей. Давление со стороны врача с целью принудить к аборту. Трудное материальное положение.

Через нас проходят тысячи звонков. 80% звонков — из регионов.

Я вас уверяю, что благотворительная помощь требуется далеко-далеко не всем. На аборты идут богатые, идут очень богатые, идет средний класс.

Некоторые люди просто не знают ни о пособии, ни о материнском капитале. На аборты идут и со вторым, и с третьим ребенком. И многие совершенно не представляют, что это вредно.

— А центры, подобные вашему, существуют где-то еще?

— Да. Наш опыт стал воспроизводиться во многих епархиях. Однако пока это всего десятки подобных организаций в масштабах страны.

Необходимо, чтобы в каждой епархии была бы как минимум одна организация, специализирующаяся на кризисной беременности и защите материнства.

Примерно 10% женщин, идущих на аборт, не хотят этого делать. Примерно 10% беременностей можно гарантированно спасти в условиях легального аборта.

У нас нет возможности запретить аборты, на это нет воли правящей элиты, но мы можем сократить их число на 10% — а это около 100 тысяч спасенных жизней в год. Если нам удастся сократить число абортов на 10%, то мы внесем очень существенный вклад в улучшение демографической ситуации.

— Почему у нас так мало подобных организаций? Это недостаток финансирования или какие-то административные препоны?

— Причин много. Во-первых, нет законов, способных легализовать подобную работу. Есть люди, готовые идти работать, беседовать с женщиной, идущей на аборт, но они находятся в правовом вакууме. Они действуют не совсем законно, так как нет соответствующих нормативов и положений.

Второе, в дополнение к работе добровольцев, необходимо ввести определенный «период ожидания». Необходимо дать возможность подумать женщине, идущей на аборт, после консультации. Это очень мощное средство воздействия.

Этого периода ожидания тоже нет. И мы рассчитываем, что законодательно его введут. Кроме того, необходимо какое-то финансирование. Это всего лишь порядка миллиона рублей в год на каждый регион.

— А как осуществляется финансирование вашего центра?

— У нас финансирование осуществляется за счет прихода. За счет большого количества пожертвований частных лиц.

Но наша организация, конечно, исключение. Насколько мне известно, наиболее эффективно подобные организации работают там, где их поддерживают местные власти — например, помогают помещением.

— Сколько у вас в центре работает человек? Это все добровольцы?

— Это и добровольцы, и оплачиваемые помощники, всего около 10 человек.

У нас работает телефон доверия по вопросам кризисной беременности, есть социальный работник. Есть отдел, который занимается просветительской, миссионерской работой.

Мы выпускаем социальную рекламу, листовки, плакаты.

Поддерживаем наш сайт www.abortion.ru.

— Почему у нас так мало социальной рекламы, разъясняющей вред, приносимый абортами?

— Вы знаете, мы очень много распространяем листовок, плакатов. Листовки распространяем на конференциях, на мероприятиях, в лечебных учреждениях.

Наша социальная реклама строится на позитивном образе семьи и семейных ценностей. На уровне уличной рекламы лучше работает (и это уже проверено) апелляция к позитивному образу семьи, к положительным эмоциям и семейным ценностям, чем к запугиванию абортами.

Мы можем запугать абортами, рассказать, как это опасно, показать результаты абортов в виде оторванных рук, ног, кровавого месива. Но психология восприятия человеком информации такова, что лучше работает реклама позитивная.

— Ваши оппоненты упрекают вас в том, что, отговорив женщину от аборта, вы провоцируете ее на то, чтобы сдать ребенка в детский дом. Вы как-то следите за судьбами женщин, которым помогли отказаться от аборта? 

— Никогда, никогда не слышали ни единого упрека от женщины в том, что уговорили ее оставить ребенка. Те, кого мы отговорили сделать аборт, сделали это осознанно, понимая, что они делают.

— Вопрос, над которым безуспешно пока бьются многие — как уменьшить количество абортов в России, которая занимает лидирующие позиции по этим показателям в мире?

— В абсолютном выражении в Китае абортов больше. Но в пересчете на душу населения у нас их больше, чем в Китае. Очень трудно посчитать количество химических абортов.

Чтобы сократить количество абортов, нужно действовать поэтапно.

В частности, необходимо прекратить стимулирование прерывания беременности. Я очень надеюсь, что предложения патриарха будут услышаны и прекратится государственное финансирование абортов.

Второе — в России сложилась практика принуждения к абортам. Она происходит в виде инициативы врача. Эта практика должна быть прекращена. Для этого не нужно никакие программы принимать. Это просто нужно волевым усилием прекратить.

Ну и создание сети консультаций, центров кризисной беременности должно помочь.

— Вы надеетесь, что у нас число подобных центров когда-нибудь увеличится? 

— Да, безусловно. Решения на уровне руководства РПЦ приняты, но это не так просто организовать. Работа с кризисной беременностью важна, перспективна и необходима.

Каждый центр кризисной беременности — это, как минимум, один спасенный ребенок в день!

Источник: 

Телефон доверия по вопросам беременности в трудной жизненной ситуации

8(800)200-05-07

звонки из России
бесплатны

При реализации проекта «Телефон доверия», используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 No 68-рп и на основании конкурса, проведенного "Союзом женщин России".

 

 

Abortion.ru
Сервер Россия Православная
задать вопрос онлайн
Фармакологический аборт


заказ материалов по тел +79168533711