«Настоящая причина аборта - нежелание признать жизнь человека с момента зачатия бесценным Божьим Даром»


By Автор - Posted on 28 April 2016

«Разрешили аборты впервые в мире в 1920 году в России. Мы первые начали, нам и завершать. 95 лет узаконенного геноцида не каждый народ выдержал бы. А наш народ всё ещё жив», – говорит Елена Шабалина, психолог доабортного консультирования, руководитель отдела психологической помощи в Тюменском Центре защиты материнства «Покров», системный семейный консультант, член Общероссийской профессиональной психотерапевтической Лиги (http://elenashabalina.ru/). – И в профессии, и в общественной деятельности я всегда защищаю право ребёнка увидеть свет. Миссия медицины – спасение жизни. Не сомневаюсь, что хорошей моральной и материальной поддержкой для врачей будут конкурсы в защиту жизни, объявленные в этом году» (http://sm.cnsr.ru/ru/news/nfrf/Startuet_Vserossijskij_konkurs_Svyatost__materinstva/?news=yes).

- Елена Юрьевна, чем Вы особо дорожите в жизни?


- Люблю свою профессию, семью, детей, домашний уют. Люблю Родину, люблю людей.


- А где Ваша малая Родина и где Вы получили образование?


- Я родилась на Байкале, куда мои родители приехали из Москвы по распределению после учёбы в МГУ. Училась в Тюмени. Моё первое образование техническое – я окончила факультет технической кибернетики Тюменского индустриального института по специальности «Автоматика и телемеханика». Пять лет серьёзной учёбы стали хорошей базой для дальнейшей жизни. Главное, чему учит ВУЗ, – это умению учиться. Плюс системные знания и представления, которые очень помогают в жизни и работе. Одним из моих жизненных девизов стали слова Владимира Даля: «Надо зацеплять всякое знание, которое встретится на пути; никак нельзя сказать вперед, что в жизни пригодится». И в моей жизни действительно пригождается абсолютно всё.


- А психологией давно интересуетесь?


- Заинтересовалась задолго до того, как появились мысли о новой профессии. В психологию пришла взрослым человеком, получила второй диплом в ТОГИРРО по специальности «Психология». Позже в Тюменском университете набирали группу для дополнительного обучения по программе «Психологическое консультирование семьи», а поскольку семейная психология меня интересовала всегда, такую возможность упустить не могла.


- Вы успешно занимаетесь доабортым консультированием. С чего началось это служение?


- Противоабортной деятельностью вплотную занялась, когда мне предложили консультировать женщин, решивших прервать беременность. С 2013 года мы с моими коллегами работаем в нескольких женских консультациях нашего города. Конечно, желательно, чтобы во всех учреждениях подобной направленности были психологи, компетентные в вопросах, связанных с кризисной беременностью, и чтобы все женщины, принимающие решение об аборте, могли с ними пообщаться. В этом направлении мы и работаем. Разумеется, огромную, быть может, решающую роль в репродуктивном выборе женщины играет авторитет и мнение врача акушера-гинеколога.

- Конечно, но ведь не менее важны и позиция членов семьи, и настроения в обществе. Что-то меняется к лучшему в последнее время?

- К счастью, да. Когда приходишь на работу, чувствуешь поддержку врачей и медицинского персонала. Умные люди понимают, что аборт – это нонсенс в медицине, спасение жизни – вот её миссия. Не сомневаюсь, хорошей моральной и материальной поддержкой для врачей будут конкурсы в защиту жизни, объявленные в этом году. Практически все женщины после консультации говорят «спасибо». Новый опыт, возможность поговорить с неравнодушным собеседником, встретиться со своими проблемами, с собой, новая полезная информация – всё это результат встречи ищущего, сомневающегося человека с профессиональным психологом. Ведь большинство женщин идут на аборт только потому, что не видят для себя другого выхода. А выход есть всегда.

- Ведется ли в ЦЗМ «Покров» статистика сохраненных беременностей после консультации психолога?

- Статистика ведётся. На данный момент усилиями психологов удалось сохранить 541 зачатую детскую жизнь. Более подробная информация есть на нашем сайте (http://покров72.рф/novosti/nashi-publikatsii/otchet/). У нас богатый опыт консультирования. Только через мои личные консультации прошло больше тысячи человек и, слава Богу, отказавшихся решать жизненные проблемы смертельным способом немало – даже не десятки, а сотни. Но нельзя успокаиваться на достигнутом, когда по-прежнему гибнет огромное количество россиян – нерождённых детей и женщин, женских душ, душ несостоявшихся матерей и отцов. Горько, что особенной склонностью к самоуничтожению отличаются русские – народообразующая нация. И это не просто вызывает тревогу, это – национальная катастрофа. Про потерянное здоровье я уже не говорю. Сложность осознания фатальной ошибки (аборта) ещё и в том, что у кого-то до поры до времени тело выдерживает эксперименты, чего не скажешь о психике. Но тут тоже не всё сразу очевидно. Аборт мина замедленного действия. Это глубокая психическая травма, которая может до поры до времени не осознаваться человеком и не проявляться. Мы не знаем, в какой момент и как она себя обнаружит. Это непредсказуемо. Не каждый врач, психолог, психиатр знает о существовании постабортного синдрома (ПАС) и о том, что с ним делать. У меня есть большое интервью на эту тему (http://elenashabalina.ru/ru/2012-11-12-17-09-50/5-2012-11-12-16-51-39/83-2016-03-15-11-27-26.html). Если бы все знали о постабортном синдроме, то стала бы понятна убийственная правда об искусственном аборте как социальном зле в мировом масштабе. ПАС имеет широкое распространение. Его симптомы очень разнообразны: депрессии, неврозы, повышенная тревожность, постоянное беспокойство, чувство безвозвратной утраты, вины, пустоты, панические атаки, склонность к суициду, кошмарные сновидения, бессонница, эмоциональная отгороженность, агрессивность. Никто не знает, проявит себя постабортный синдром сразу, через год, через 5 лет или через 30.

- Проводятся ли исследования постабортного синдрома в России?

- Да, они проводятся и у нас, и за рубежом. Например, в США работает Институт прерванной беременности. Его возглавляет семейный психотерапевт Винсент РУ, который в 1981 году впервые дал определение постабортного синдрома как разновидности посттравматического стрессового расстройства. Забыть искусственно прерванную беременность невозможно. Каждая женщина подсознательно знает, что она мать. Делая аборт, она сама добровольно наносит себе психическую и физическую травму, переживает глубокий внутриличностный конфликт – с собой, со своей душой, с Богом, с миром. В России по статистике около 40% молодых женщин до 30 лет делали хотя бы один аборт. В целом по стране такой опыт имеют примерно 70% женщин, то есть подавляющее большинство женского населения. А есть ещё те, кто склонял к аборту, кто его совершал. То есть это сотни миллионов человек за последние десятилетия. Постабортный синдром накрывает нашу страну подобно тёмной туче, а в темноте невозможно отличить белое от чёрного, добро от зла.

– Я с огромным интересом прочитала Ваше интервью о постабортном синдроме. Для тех, кто не найдет время ознакомиться с этой беседой, скажите в двух словах, что такое «синдром годовщины».

– Это одно из проявлений ПАС – реакция на дату прерывания беременности или на дату предполагаемого рождения погибшего ребенка. В долговременной памяти женщины остается день аборта или день, когда у нее мог бы родиться малыш. Синдром годовщины проявляется по-разному: головной болью, необъяснимой агрессией, неожиданным перепадом настроения… Одна женщина уже 30 лет вспоминает день, когда у нее мог родиться сын. Подобные примеры известны многим. Желая забыться, многие женщины после сделанного аборта неожиданно для себя и окружающих начинают пить, прибегают к наркотическим средствам. Крайней формой последствий аборта является суицид. Не удивительно, ведь совершено насилие над женской природой, над ребенком, над всем родом женщины. Семья – это система, и если по воле матери не рождается ребенок, то семейный организм начинает давать сбой. Если человек пришел в мир, значит, он тут нужен...

- Елена Юрьевна, лично Вы за запрет абортов или только за выведение их из системы ОМС?


- Тема абортов, на мой взгляд, самая трудная, самая серьёзная и острая для общества. Она делит его на два лагеря: сторонников и противников абортов. Без сомнения, запрет нужен. Спасти наш народ от вымирания физического и духовного можно, только защитив законодательно жизнь людей с момента зачатия. Из системы ОМС аборты вывести надо, несомненно, но это лишь промежуточный шаг, пока не хватает воли и мужества сделать всё правильно один раз и навсегда. А делать необходимо, «промедление смерти подобно», как почти 100 лет назад было сказано по другому поводу. Разрешили аборты впервые в мире в 1920 году в России. Мы первые начали, нам и завершать. 95 лет узаконенного геноцида не каждый народ бы выдержал. А наш народ всё ещё жив, «самый непокорный народ на Земле». Был перерыв, когда в 1936-1955 годы аборты были запрещены, когда мы победили в тяжелейшей кровопролитнейшей войне. Что было бы без этого перерыва, страшно подумать. И что же этот великий, этот непокорный народ с собой делает? Он сам себя уничтожает, без врагов! По самым скромным подсчётам только с 1955 года более 200 миллионов детей (то есть граждан России!) не родились, они убиты «по желанию» собственных матерей. Комментарии излишни. Поэтому запрет абортов должен защитить не только нерождённых детей. Он должен защитить взрослых людей от самих себя, от своих собственных непоправимых ошибок и заблуждений.

- Вы сравнили аборт с миной замедленного действия. Значит, вся Россия заминирована, и мы ежедневно ходим по минному полю? Что делать, чтобы «разминировать» нашу страну?

- Для «разминирования» России как можно быстрее нужно законодательно защитить жизнь человека с момента зачатия, прекратить инфантицид нерождённых детишек «по желанию женщин» (Федеральный закон № 323-ФЗ, ст. 56) (даже формулировка аморальна). Остальное у нас постепенно, пусть медленно, но делается. Главное – не останавливаться, продолжать последовательно усиливать государственную поддержку семьям с детьми, повышать статус многодетных семей, материально и социально поддерживать матерей и отцов, посвятивших себя воспитанию детей. Восстанавливать, возрождать в обществе семейные ценности и традиции... Сначала мы заботимся о детях, потом дети смогут заботиться о нас. Дети – лучшее вложение сил и средств, лучший «пенсионный фонд» Если мы восстановим справедливость и защитим будущее, будущее защитит нас. Ничего невозможного, ничего нового, это истина старая, как мир.

- Что Вы считаете самым важным при разговоре с читателем?

- Как показывает практика, причин для абортов «по желанию» не существует. Называются самые разные поводы, но не причины. Что касается трудностей, то они – естественная часть земного существования. Сегодня одни, завтра другие. Трудности от слова «труд», трудом и лечатся. Настоящая причина аборта только одна – нежелание признать жизнь человека с момента зачатия бесценным даром, Божьим Даром. Поэтому, конечно, хочется, чтобы накануне Светлой Пасхи свершилось чудо и все люди наконец-то осознали, что Жизнь человека священна и прекрасна. И ни у кого нет права её отнимать. Желаю всем радости, счастья, любви и благоденствия!

Беседовала Ирина Ахундова
Фото из архива Елены Шабалиной

 

Раздел "Новости"

 

Источник: 

Телефон доверия по вопросам беременности в трудной жизненной ситуации

8(800)200-05-07

звонки из России
бесплатны

При реализации проекта «Телефон доверия», используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 No 68-рп и на основании конкурса, проведенного "Союзом женщин России".

 

 

Abortion.ru
Сервер Россия Православная
задать вопрос онлайн
Фармакологический аборт


заказ материалов по тел +79168533711